09:47 24.01.2018

Источник: Спорт День за Днем

ФНЛ - Cезон 2017/2018, РПЛ - Cезон 2017/2018

Хасанби Биджиев: Тренер - совершенно особая профессия, ни с чем не сравнимая

О выступлениях за ростовский СКА

Анатолий Полосин, который был наставником армейцев, выбирал атлетичный футбол, и нагрузки на тренировках у нас были неимоверные. Работали по три раза в день, к общей усталости добавлялись какие-то обычные для тех времен организационные проблемы. Условий для сборов особых не было, все команды готовились к сезону на черноморском побережье. СКА — на базе Министерства Обороны в Кудепсте. Снег с дождем шел или дождь со снегом… Для Анатолия Федоровича погодные и полевые условия никакого значения не имели, и мы работали на износ.

Относительно неопытным в том составе был, наверное, только я. Тренировался с игроками взрослой и юношеских Сборных СССР Андреевым, Андрющенко, Воробьевым, Еременко (отцом Романа и Алексея), Скляровым… Сам город Ростов считался по-настоящему футбольным, команда становилась обладателем Кубка СССР, и для меня попадание в этот коллектив было настоящей удачей. Помню, как меня опекали Александр Тарханов и Валера Глушаков (дядя спартаковского капитана). Это было отличное время. Дружный состав, крепкая подготовка, и как следствие — победы и зрелищный футбол.


ЦСКА и "Локомотив" 

Воспринимал это как повышение. Да, тогда ЦСКА играл в первой лиге, но состав был, который потом при Садырине стал чемпионом страны. На момент моего прихода команду возглавлял Сергей Шапошников — легендарный тренер-фронтовик, очень справедливый и требовательный и к игрокам, и к самому себе. Коллектив у нас подобрался редкий — практически все были одного возраста с разницей в год-два. Разве что Валера Брошин — ветеран — аж на четыре года старше партнеров. Корнеев, Кузнецов, Масалитин, Иванаускас… Когда такая ровная компания, особых потрясений не случается.

Хорошее игровое время было, хоть и короткое. Так получилось, что после переезда в столицу несколько раз встречался и беседовал с Юрием Семиным. И когда стало ясно, что Черчесов возвращается в "Спартак", Палыч убедил меня перейти в "Локомотив". Пришедший к тому времени в ЦСКА Павел Федорович до последнего просил — "не уходи, подумай, не торопись". Но так получилось, что решение принял, и, в принципе, ни о чем не жалею.


Об Израиле

Это был такой период, когда двери открылись, и всем хотелось попробовать свои силы в заграничных турнирах. "Локо" тогда покинула большая группа игроков, но Палыч не вел себя как собака на сене.

Про вариант с "Хапоэлем" из Тель-Авива он сказал мне сразу, как только поступило предложение. Я подумал, почему бы не попробовать. Дал согласие. И уже когда добирал нужные документы в РФС, встретил там Сергея Куликова, который огорошил: "Тебя хотят видеть в одном мексиканском клубе". От неожиданности предложения, я растерялся и первое, что пришло на ум — прикинуть расстояния. В споре Мексики и Израиля на удаление от Нальчика, "Хапоэль" однозначно выигрывал, и я подумал — ну их, эти кактусы.

Собрал документы, приезжаю в аэропорт Шереметьево, и на регистрации сталкиваюсь с блиц-собеседованием от израильского перевозчика "Эль-Аль". Служба безопасности расспрашивала куда еду, на какой срок, в какую команду, а на вопросе про тренера вышла заминка. Хотели узнать фамилию, я отвечаю, а они говорят — неправильно. В итоге выясняется, что того коуча, который меня в звал, накануне уволили. Ну, думаю, если не позвонили и не отменили приезд, значит на меня по-прежнему рассчитывают. А тренера действительно уволили. Я прилетел, на месте подписал контракт, и начал выступать за "Хапоэль" (Тель-Авив). Потом перешел в "Хапоэль" (Петах-Тиква). Тогда в израильском чемпионате было очень много русскоговорящих игроков. Диаспора украинцев из "Днепра", Уваров, Полукаров, грузины. Когда играл в Тель-Авиве, делил квартиру с Игорем Шквыриным, который только перешел из владикавказского "Спартака". Тот израильский чемпионат был своеобразный, но достаточно приличного уровня. А то, что страна необыкновенная, говорить, наверное, излишне. Это было мое первое посещение Израиля, и местные обычаи, акцент, обилие святых мест — все казалось очень необычным и интересным.


О работе в Счетной палате

Повесил бутсы на гвоздь, и сразу же встал вопрос — что дальше делать. По специальности я экономист, университет закончил, чему-то научился. Все получилось достаточно неожиданно: рассматривал вариант с госслужбой, и в какой-то момент в разговорах со знакомыми и друзьями появился вариант трудоустройства в Счетной палате. Тогда руководил ведомством Хачим Кармоков, я пришел к нему на собеседование, он дал мне определенные задания и поставил цели. Я пообещал и сделал. Потом меня послали на дополнительное обучение, по окончании — еще одно собеседование, и я стал работником Счетной Палаты.Вообще, Счетная Палата занимается контролем за расходами федерального бюджета. А мое направление было — социальная сфера и наука. Попал в очень хороший коллектив, к опытным людям, в инспекцию, которую возглавлял Алан Ужегов. Два года работы там были серьезной школой. Для любого футбольного функционера такой опыт — замечательное подспорье. Во-первых, в обязанности входило знание большого числа законов, во-вторых, учился общаться с людьми на самых разных уровнях. Но все равно к стадионам тянуло.


О том как Лоськов игру "Милану" продавал

 Однажды, перед памятным матчем Лиги чемпионов в Мадриде с "Реалом", который "Локомотив" сыграл вничью 2:2, в отель пришел факс из УЕФА с указанием встретиться с Дисциплинарным инспектором УЕФА, который приедет на предматчевую тренировку на "Сантьяго Бернабеу". Ситуация показалась странноватой, никаких проблем с Дисциплинарным Комитетом у "Локо" не было. Когда мы с Давидом Шагиняном — коммерческим директором "Локо" — встретились с этим инспектором, он сразу задал вопрос: знаем ли цель его приезда. Естественно, мы сказали, что не знаем, и тут он достал письмо из футбольного клуба "Милан", направленное в УЕФА.

В нем говорилось, что юристы клуба настояли, чтобы "Милан" известил УЕФА о письме, полученном якобы от капитана "Локо" Дмитрия Лоськова. Копия прилагалась. Прочитав письмо, мы обомлели. От имени Лоськова кто-то послал письмо с предложением за определенную сумму "слить" матч "Милану", который мы должны были играть в Москве. В тексте утверждалось, что вся команда и тренер Семин в курсе. Инспектор пригласил Лоськова на разговор, спросил умеет ли он пользоваться компьютером и владеет ли он английским, тот ответил, что нет, а в компьютере только фильмы смотрит. Затем пригласили Семина — когда объяснили суть дела, Палыч сильно возмутился и произнес по-английски: "Ай эм рич мэн!" После этого инспектору стало понятно что дело рук какого-то злоумышленника и он попросил "Локомотив" инициировать официальное расследование. По приезде в Москву президент клуба Филатов обратился в службу безопасности РЖД, а те далее в МВД РФ. Через какое-то время в одном из российских городков наши органы задержали парня, который настрочил эту депешу. Его практически поймали за руку, когда он стряпал очередное письмо в какую-то всемирную организацию.

Впоследствии мы с представителями "Милана" всегда вспоминали эту историю, когда пересекались в УЕФА


О работе тренером

Тренер — совершенно особенная профессия, ни с чем не сравнимая. И я к ней очень долго шел. Теперь эту ответственность за ребят, переживания за результат, предматчевое волнение и сомнения, радость побед и горечь поражений — все это я уже ни на что менять не хочу. Надеюсь, и не придется.

По материалам "Спорт День за Днем"

«агрузка...

Комментарии (1)

Для того, чтобы оставить комментарий нужно зарегистрироваться или авторизоваться.

#1 СеШ 17:26 25.01.18

Давай дерзай... нужны домашние победы... болельщики у НАС привередливые..!