14:25 22.07.2011

Источник: "Химки" (Московская область) - Официальный сайт

ФНЛ - Cезон 2011/2012, Химки, Владимир Воскобойников

Владимир Воскобойников: Не жалею, что выбрал сборную Эстонии

Эстонский нападающий "Химок" – о своих русских корнях, карьере в Европе и "живых" игроках сборной Англии.

Эстонский подданный Владимир Воскобойников – один из немногих легионеров в составе ФК "Химки" образца сезона-2011/2012, к тому же, имеющий опыт выступлений за сборную своей страны. За первый круг первенства он не выходил на поле лишь в двух матчах, и уже забил четыре гола, три в чемпионате и один в Кубке России. В беседе с пресс-службой красно-черных нападающий рассказывает о своих корнях, вспоминает этапы карьеры и перечисляет увлечения.

– Вы родились в Эстонии, но, судя по имени и фамилии, корни у вас все-таки русские…
– Верно. Мои родители родом из Курской области, так что они, можно сказать, земляки Сени Логашова. (Смеется.) У них до сих пор есть там дом, несмотря на то, что большую часть времени они живут и работают в Эстонии. А я почти каждое лето в детстве проводил в Курской области – так что Россия и мне не чужая.

– Судя по тому, как вы говорите на русском, именно на нем говорят в вашей семье. А как у тебя обстоят дела с эстонским?
– Эстонский начал учить в школе, и уже на нем заканчивал университет.

– А кем все-таки себя чувствуете больше: русским или эстонцем?
– Это довольно непростой вопрос. Самым правильным ответом, наверное, будет "русский эстонец" или "эстонский русский". Все-таки я воспитывался на русских традициях, общался с русскими людьми, но родился и жил в Эстонии, впитывал культуру этой страны через школу, университет, общение с друзьями. Наверное, чтобы быть эстонцем на сто процентов, нужно родиться в эстонской семье.

– Вы знаете слова обоих гимнов?
– Да.

– Кто-то в вашей семье занимался спортом? Или это был ваш выбор?
– Родители занимаются спортом, для себя. Но отец с детства водил меня на спортивную площадку, приучал к спорту. Есть еще троюродный брат, Алексей Будылин – дзюдоист, выступающий за Эстонию. Он, кстати, бронзовый призер Олимпиады. Но этот факт на мой выбор не повлиял.

– Учитывая ваш рост, не пробовали заняться баскетболом или волейболом, например?
– Нет, только во дворе играл с друзьями. В детстве я вообще занимался фигурным катанием – с трех до семи лет. Потом занялся плаванием, а параллельно с ним – футболом. Позднее, уже одновременно с футболом, ходил на секцию самбо.

– И почему же остановились именно на футболе?
– Во-первых, в моей семье вообще очень любят футбол. Плюс, футбол – это коллектив, это друзья. К тому же, командные виды спорта вырабатывают много качеств, которые потом пригождаются в жизни. Плавать мне было просто скучно. А самбо я как-то расхотел заниматься, когда мне сломали нос. Правда, тогда я не знал, что мне его потом в футболе еще раза три сломают! (Смеется.)

– Когда получали травмы, мама, наверное, волновалась. Она не просила вас найти другое занятие?
– В нашей семье право выбора всегда оставляли за мной, родители только поддерживали всегда. Хотя, конечно, они переживали, но понимали, что я хочу этим заниматься, что мне это нужно.

– Как вы попали в свой первый профессиональный клуб, "Левадию"?
– Я занимался в детско-юношеской школе "Пума". Тогда таких секции в Эстонии было всего две-три – это сейчас их много. А лет в 16 руководители "Левадии" заметили меня и пригласили в клуб. Но сначала я играл за вторую команду, из Маарду, которая тоже выступала в высшей эстонской лиге.

– Гордились тем, что получил приглашение в один из сильнейших клубов Эстонии?
– Естественно. Тем более, примерно в этом возрасте встает выбор: заниматься спортом профессионально или искать какое-то другое дело. И мне просто повезло, что тогда на меня обратила внимание "Левадия" – я решил, что раз мне дан такой шанс, значит, нужно попытаться его использовать.

– В "Левадии" вы забивали больше, чем потом, в других клубах. Удачное было время?
– Да. К тому же, мы тогда неплохо выступили в Еврокубках. Удачно и для команды, и для меня лично – после этого меня пригласили играть в бельгийский "Брюссель".

– Почему вы на него согласились? Был уверен, что там будет лучше?
– Я решил, что надо попробовать. Все-таки в спорте всегда нужно стремиться к большему. В то время эстонские футболисты не так уж часто уезжали в более сильные европейские чемпионаты – если не ошибаюсь, я на тот момент был третьим. И вторым по трансферной стоимости.

– Не жалеете, что попробовали? Все-таки сыграл довольно мало.
– Есть некоторое сожаление, но оно не связано с футболом. К несчастью, там у меня возникли судебные проблемы с клубом, связанные с контрактом – они разрешились только год назад. Но, наверное, это закалило мой характер, сделало меня сильнее, увереннее.

– А если говорить о футболе?
– Когда ты в 20 лет остаешься практически один на один с огромными проблемами, довольно сложно сконцентрироваться на футболе. Но сейчас, по прошествии времени, я понимаю, что именно в Бельгии было интереснее всего. Все-таки это был первый зарубежный опыт. Да и в чемпионате участвовали такие известные клубы как "Андерлехт", "Брюгге", "Генк". И на матчи собирались полные стадионы. Все было, на самом деле, отлично, но эти судебные проблемы мешали мне все это прочувствовать, получить удовольствие.

– В Бельгии вы успели поиграть не только за "Брюссель", но и за "Эйпен", выступавший лигой ниже.
– Скажем так, меня туда отправили, потому что руководителям клуба так было проще – нет человека, нет проблемы. Это вообще был довольно неприятный период в моей футбольной жизни – почти год я был лишен возможности играть из-за всех этих разбирательств.

– Начали играть вы после "Брюсселя" уже только в "Левадии"…
– Я и до этого год тренировался в команде, поддерживал форму. И за эту возможность я очень благодарен президенту клуба. А возвращение к игре прошло довольно гладко: стоило сыграть два-три матча, и все наладилось.

– Как вы выдержали год, когда были лишены возможности заниматься любимым делом? Многие бы в такой ситуации, наверное, бросили бы все…
– Были и такие советы, мол, займись каким-нибудь другим делом, плюнь на все. Но, слава богу, самые близкие люди поддерживали меня и советовали потерпеть, переждать этот период. К тому же, если бы я тогда сдался, это был бы уже не я. Тогда у меня вообще был довольно тяжелый период – и в профессиональном плане, и в семейном. Наверное, помогало внутреннее осознание того, что просто нельзя раскисать.

– После "Левадии" вы два года провели в московском "Торпедо". Как это вышло?
– Когда я был на сборах с "Левадией", на меня несколько раз приезжали смотреть люди из "Торпедо", а потом предложили контракт.

– И какие остались впечатления от черно-белого периода вашей карьеры?
– Отличные. Я попал в замечательный коллектив, к замечательному тренеру – все было супер.

– Но 2008-й, когда клуб "вылетел" из первого дивизиона, наверное, получился куда менее приятным…
– В каждом клубе бывают проблемы. К огромному сожалению, вся эта чехарда с продажей клуба и сменой тренеров в итоге привела к тому, что клуб выступал в любительской лиге.

– Судя по вашим словам, вы переживали из-за всей этой ситуации с "Торпедо"…
– Если честно, да. Этот клуб мне небезразличен, я до сих пор слежу за выступлениями "Торпедо". До сих пор помню момент, когда впервые надевал торпедовскую майку перед кубковым матчем против брянского "Динамо". Ты заходишь в раздевалку, видишь эту футболку с твоим номером и фамилией, и понимаешь, что ты уже стал частью этого клуба с большой историей и громким именем.

– Кстати, именно в матче против брянского "Динамо", вы, кажется, забили один из самых быстрых голов профессиональных российских лиг…
– Да, но в матче чемпионата – я тогда отличился на 13-й секунде. Жорже Флореску тогда получил мяч после розыгрыша и навесил с фланга, а я принял мяч на грудь и забил с левой ноги.

– В "Торпедо" вы играли довольно много. Видимо, с этим и было связано то, что в 2007-м вас вызвали в национальную сборную Эстонии. Помните, что это был за матч?
– Это был отборочный матч Евро-2008 против Хорватии 2 июня 2007 года. И следующий – против Англии.

– А не было желания попытаться попасть в Сборную России? Все-таки корни у тебя русские…
– Была возможность попробовать, но я свой выбор сделал. И не жалею об этом.

– Какие были первые эмоции от вызова в сборную?
– Радость, конечно. А еще очень хотелось сыграть против звезд мирового уровня, которых до этого я видел только по телевизору: Бекхэма, Терри, Лэмпарда.

– И как впечатления?
– Оказалось, они живые люди, а не инопланетяне! (Смеется.) Терри и Лэмпард, например, кричат на Бекхэма, "пихают" ему.

– Принято считать, что эмоции в матчах за сборную футболисты испытывают совсем иные чувства, чем выступая за клуб.
– За сборную ты всегда играешь при переполненных трибунах на великолепных стадионах и при соответствующем антураже. Все это само по себе нагнетает эмоции. Возможно, если бы в матчах за клуб все было бы так же, чувства были бы такими же.

– Вернемся к твоей клубной карьере. Как получилось, что после "Торпедо" вы уехали в Швецию?
– Когда "Торпедо" вылетело во вторую лигу, где легионерам играть нельзя, срок моего контракта с клубом еще не истек. Но до закрытия трансферного окна в России ни с одним клубом договоренности достичь не удалось, так как за меня, естественно, хотели получить компенсацию. В итоге меня просто отпустили, и нужно было найти хоть какой-то вариант, чтобы иметь игровую практику. В Швеции я поиграл буквально три месяца, после чего возник вариант с "Лучом", на который я сразу согласился. Во Владивостоке меня все устраивало: и тренер, и атмосфера, и условия. Но потом в команде сменился тренер, и мне снова нужно было искать новый клуб. Но такое, в общем, не редкость в футболе.

– И вы выбрали довольно неожиданное продолжение карьеры – "Нефтчи" из Баку.
– Почему же неожиданный? Может быть, чемпионат Азербайджана и не самый сильный, но "Нефтчи" – клуб с именем. Да и Баку – замечательный город, новая культура, расширение кругозора. Там был довольно хороший период.

– И все-таки в Баку вы не задержались и накануне старта сезона-2011/2012 перебрались в "Химки". Почему согласились на этот вариант?
– Я принял такое решение после разговора с руководителями клуба, они убедили меня, что будет сделано все возможное, чтобы клуб поднялся на высокий уровень. Да и коллектив у нас подобрался хороший. К тому же, мой бывший одноклубник и партнер по сборной Андрей Степанов рассказывал про "Химки" много хорошего. Конечно, хотелось бы когда-то остановиться на одном клубе, но если жизнь дает такую возможность, почему бы не попробовать?

– Какой из голов, забитых за "Химки", вам самому больше запомнился?
– Так получается, что для нас сейчас важна каждая победа и каждый мяч, и особенно победные голы.

– Но все же…
– Наверное, гол "Шиннику". Но эмоций, честно говоря, было больше от самой победы, а не от гола. Все-таки на поле играет команда: кто-то делает сэйвы, кто-то играет в отборе, кто-то отдает передачи, кто-то забивает. Важен каждый компонент.

– Насколько я знаю, в будущем вы хотите стать тренером-реабилитологом?
– Пока я просто читаю что-то, ищу информацию, наблюдаю за тем, как все это делается в тех командах, где я играю. Потом, конечно, нужно будет где-то учиться. Пока я ничего не планирую, но есть мысль заняться именно этим.

– Один диплом у вас, кажется, уже есть?
– Да, я закончил Таллинский государственный университет, факультеты спортивного менеджмента и маркетинга.

– Любопытно, какой была тема диплома?
– "Финансовое развитие футбольного клуба на примере эстонской "Левадии".

– Как же вы сдавали экзамены и защищали диплом в Эстонии, играя при этом в России?
– Скажем так, это было непросто. Несколько раз получалось так, что после матча или тренировки в "Торпедо" я садился в поезд до Питера, где родственники встречали меня и отвозили до эстонской границы. Там меня забирали родители и мы ехали в Таллин. Сдав экзамен, я садился на обратный поезд. Так же я и диплом защищал.

– Сейчас вы, вроде бы, еще осваиваете гитару. 
– Да, и это довольно непросто. Это новый для меня навык, поэтому пока просто вникаю.

– Уже успели выучить какую-нибудь песню?
– Одну уже выучил, благодаря Дарюсу Мицейке – он, в отличие от меня, отлично играет! (Смеется.) А первая песня, наверное, стандартная – "Пачка сигарет" группы "Кино".

– Еще у вас есть права на все возможные виды наземного транспорта…
– Да. Я могу ездить на легковом автомобиле, на мотоцикле, на автобусе и, скажем, на КАМАЗе.

– Но автобус-то зачем?
– Да просто было интересно, пошел учиться за компанию с другом. Мало ли, что в жизни пригодится?

– Вам вообще интересно все время пробовать что-то новое?
– Да, мне многое интересно, меня привлекает что-то новое в жизни. Просто когда чего-то добиваешься, чему-то учишься, это остается в прошлом. Когда ставишь себе какую-то планку и достигаешь ее, хочется поставить новую, более высокую и преодолевать ее.

Фото: Дмитрий ПАРШИН

Комментарии (0)

Для того, чтобы оставить комментарий нужно зарегистрироваться или авторизоваться.